Политика левоцентристов

Во всем промышленно развитом мире левоцентристы в основном остаются в оппозиции, и у правительства плохие перспективы на будущее. В Германии социал-демократическая партия (СДПГ) была когда-то колоссом европейской социал-демократии. Но она не смогла повлиять на долгое господство Ангелы Меркель в германской политике, и, что особенно важно, теперь ее вытесняют даже позади немецких зеленых в качестве основного левого претендента.

Правительства левоцентристов

В других местах результаты плохие. В прошлом году левоцентристская коалиция Маттео Ренци проиграла на итальянских выборах, а чрезвычайное популистское правительство Пятизвездного движения и ультраправой Лиги заняли свои посты. Во Франции Социалистическая партия (ПС), похоже, не оправилась от победы Макрона на президентских выборах во Франции. Голландская лейбористская партия (PvDA) также все еще зализывает свои раны от унизительного поражения в 2017 году. Однако картина не всегда унылая. В Португалии левая коалиция Антонио Косты (громоздкая группа левых партий, получившая название «заговор») оказалась исключительно устойчивой. Более того, шведская социал-демократическая партия правит в коалиции в этом традиционном оплоте социал-демократии. Недавняя победа Метте Фредериксена в Дании также дала оптимизм левоцентристским партиям. И, конечно же, влияние и лидерство Хасинды Ардерн в Новой Зеландии стало еще одним позитивным результатом для левых.

Структурные проблемы

Тем не менее, есть более широкие структурные проблемы для левоцентристов, которые означают, что даже эти более недавние положительные результаты выборов могут скрывать текущие проблемы идентичности. Как правило, левый голос падает в странах Северной Европы и Западной Европе - опоре социал-демократии. В средиземноморских странах левоцентристские партии были разрушены избирателями GFC и, что особенно важно, долговым кризисом в евро. Даже в тех странах, где левый центр не был доминирующим (Ирландия, Япония, Канада - в «другой» категории), история идет на спад. Если это история упадка, что может быть за ней? Два ключевых фактора помогают выявить, но не обязательно объяснить проблему. Во-первых, левый центр теряет свою традиционную базу для голосования во многих странах, в какой-то мере потому, что у граждан гораздо меньше шансов иметь сильную партизанскую идентичность. Вторая часть этой истории - упадок основных партий как доминирующих сил и рост числа крайне правых, популистских и других партийных противников. Недавние выборы в Финляндии - поразительный случай, когда впервые ни одна крупная партия не набрала более 20% голосов. Социал-демократические партии сталкиваются с большим количеством противников и, как и во Франции, оказываются зажатыми слева и справа. Это кризис социал-демократии? Может быть. Самый мрачный взгляд, предложенный такими авторами, как Эшли Лавель, заключается в том, что партии на самом деле уже «мертвы». С этой точки зрения, социал-демократия была специфической эгалитарной моделью.




© 2008-2022