Как страны используют «миграционную дипломатию» для реализации своих собственных интересов

История Рафафы Мохаммед, девушки из Саудовской Аравии, которой Канада предоставила убежище 11 января после того, как она забаррикадировалась в номере в отеле в Бангкоке, возглавила заголовки новостей по всему миру. Решение о предоставлении убежища дочери губернатора Саудовской Аравии, стало последним эпизодом продолжающейся ссоры между Канадой и Саудовской Аравией. Комментируя это решение, премьер-министр Канады Джастин Трюдо сказал: «Канада - это страна, которая понимает, как важно отстаивать права человека, отстаивать права женщин во всем мире».

Миграция стала ключевым аспектом дипломатических отношений

Взаимодействие политики убежища и внешней политики, очевидное в позиции Трюдо, является ярким примером «миграционной дипломатии», формы государственного устройства, окружающего мобильность людей через границы, что, как показывают наши исследования, становится важным в мировой политике. Миграция превращается в ключевой аспект дипломатических отношений государств, особенно в связи с тем, что число мигрантов по всему миру выросло до 258 миллионов только в 2017 году. В Великобритании вопрос об иммиграционном и пограничном контроле является постоянной проблемой в отношениях страны с ЕС после референдума в 2016 году по Brexit. Но британская миграционная дипломатия, вероятно, простирается гораздо дальше того дня, когда Великобритания покинет ЕС, а Индия уже требует, чтобы визы для рабочих были частью любой будущей торговой сделки с Великобританией. Тем временем европейские элиты продолжают участвовать в включении Турции в свою внешнюю политику. В рамках сделки беженцы, пересекающие Средиземное море, должны быть департированы обратно в Турцию.

Дипломатический инструментарий

Поскольку миграция становится более важной частью внешнеполитических стратегий, страны используют дипломатические инструменты и процедуры для управления трансграничным перемещением людей. Они могут включать межправительственные соглашения, направленные на управление миграционными потоками, такие как, например, Глобальный договор о миграции, который был подписан в 2018 году. Другие виды двустороннего сотрудничества могут включать создание схем временного трудоустройства или гастарбайтеров, аналогичных давней программе канадских сезонных сельскохозяйственных рабочих с Мексикой и многочисленными странами Карибского бассейна. Или, в более экстремальном примере, страны назначения, такие как Иордания или Ливия, предпочитают высылать иностранных рабочих, чтобы создать политические рычаги воздействия на страны происхождения рабочих, которые зависят от денег, которые мигранты возвращают своим семьям. Правительства могут использовать миграционную политику в качестве инструмента для ведения переговоров и для достижения других целей, таких как повышение безопасности, достижение экономических интересов или укрепление их мягкой силы при помощи культурной или общественной дипломатии.




© 2008-2022